Таблицы
#
команда
+/-О
1
Боруссия Д
+31 48
2
БАВАРИЯ
+23 42
3
Боруссия М
+21 39
4
Лейпциг
+17 34
5
Айнтрахт Ф
+13 31
6
Хоффенхайм
+9 28
7
Герта
+1 28
#
Игрок
БЛВсе
1
Lewandowski
12 24
2
Leon Goretzka
5 5
3
Thomas Muller
4 5
4
Franck Ribery
4 5
5
Arjen Robben
3 5
6
Serge Gnabry
4 4
7
James Rodrguez
3 3
ИГРОК МАТЧА
е
Голосование
ЛУЧШИЙ ИГРОК В МАТЧЕ СО ШТУТГАРТОМ
·
Всего ответов: 50
Видео
Загрузка...

Социальные сети


Профиль

Регистрация | Забыл пароль?
Навигация по сайту
Чат

Форум
Фото
Статистика
Футбол на Soccer.ru: Новости футбола России и Европы онлайн, Евро кубки и чемпионаты Live
Счётчик тИЦ PR
Онлайн всего: 5
Гостей: 5
Пользователей: 0

Главная » 2019 » Март » 30 » ИНТЕРВЬЮ С УЛИ ХЕНЕССОМ, ЧАСТЬ ПЕРВАЯ. "Я отдавал все силы, чтобы привести "Баварию" на самую вершину"

11:12
ИНТЕРВЬЮ С УЛИ ХЕНЕССОМ, ЧАСТЬ ПЕРВАЯ. "Я отдавал все силы, чтобы привести "Баварию" на самую вершину"

Пожалуй никто другой не наложил такой отпечаток на "Баварию", как Ули Хенесс, вступивший в далеком 1979-м году на должность менеджера клуба. В большом интервью "51" президент Рекордмайстера рассказал о своих лучших идеях, самых больших ошибках, а также о том, как последние годы заставили его стать более вдумчивым.
 
Интервью с Ули Хенессом
 
Господин Хенесс, 1 мая 1979 года, в День труда, Вы заняли пост менеджера "Баварии". В самый первый день работы было немного - после двух часов общения по телефону Вы отправились домой...
Ули Хенесс: "В "Баварии" тогда работало около 20 человек, а наш оборот составлял 12 миллионов марок. Маркетинг практически не существовал. Что касается мерчендайзинга, то на почте можно было купить несколько марок и флажок. Возможно можно было приобрести шарф, но это был максимум. Тогда мы только начинали работу. В скором времени я вылетел в Кувейт, чтобы организовать товарищеские матчи. К сожалению, это сделать не удалось. Сегодня летать по миру стало самим собой разумеющимся, а тогда это было очень непривычно".
 
Правда ли это, что Вы получили работу потому, что Руди Ассауэр ответил отказом?
Хенесс: "Между тем моментом, когда я дал согласие на работу, и ее непосредственным началом произошло очень много всего. Это было бурное время. На словах меня утвердил на должность президент Вильхельм Нойдекер, который связался со мной в январе. Тогда я играл еще в составе "Нюрнберга", но врачи сказали мне, что из-за моего колена я должен закончить. Они говорили мне, что если я затем хочу без проблем ходить, то должен повесить бутсы на гвоздь. После нескольких дней раздумий я сказал, что всегда хотел быть менеджером клуба, а лучше всего "Баварии". 1 мая, когда я начал, президентом клуба был Вилли О. Хоффманн. Он сдержал слово своего предшественника. Я знаю, что Нойдекер был дружен с Ассауэром. Вполне возможно, что он с ним говорил о возможной работе в "Баварии". Руди был признанным профессионалом. Его привлечение точно не было бы плохой идеей. Возможно тогда Руди не хотел уезжать из Бремена".
 
В первый же сезон на Вас обрушились с критикой за агрессивную трансферную политику - Вас называли "разбойником", "торговцем лошадьми" и "грифом". Как это повлияло на Вас?
Хенесс: "Я не получал денег от СМИ и не хотел быть всеобщим любимцем. Я работал локтями и хотел любой ценой привести "Баварию" на самую вершину. Ради этого я выкладывался на все сто процентов. Для этого я пошел новыми путями и это не всем понравилось. Но я всегда вел себя корректно, хотя и работал на грани футбольных законов. Знаете какой род бизнеса мне больше всего по душе? В котором все только выигрывают. Мне не нравится уходить из-за стола переговоров с чувством, что другая сторона проиграла. Я не хочу быть победителем, а хочу оптимально вести дела на благо "Баварии".
 
Вы говорите: "Я ни на сантиметр не отступлю от своего пути. Если у меня не будет получаться, то я займусь чем-то другим". Обучаясь на учителя, Вы изучали англистику и историю. Ули Хенесс - учитель. Вы можете себе такое представить?
Хенесс: "Да. На моих уроках ученикам было бы весело. Поначалу мы зачастую тренировались только один раз в день - после обеда. Так что с 8 или 9 утра и до обеда я мог находиться в университете. Как правило я его посещал три раза в неделю. Но когда я стал игроком сборной, я прервал обучение. Ввиду нагрузок я уже не мог серьезно учиться".
 
В первый же год пребывания на должности менеджера команда стала чемпионом Германии. Какие у Вас остались воспоминания от дебютного сезона?
Хенесс: "В начале было очень напряженно. Я хорошо помню, что по субботам после матчей я был совершенно вымотан. Нахождение на тренерской скамейке забирало много сил, я был близок к обморочному состоянию. Это прошло с течением времени. Я и сегодня продолжаю сильно нервничать, но интенсивность уже совершенно не та".
 
Тогда было довольно необычно видеть менеджера команды на тренерской скамейке.
Хенесс: "Это было совершенно необходимо. Только со скамейки ты можешь понять, что происходит в команде. Перед матчем, во время перерыва, всегда. Тогда мы каждую пятницу отправлялись на тренировочный сбор, я всегда был вместе с командой. И на каждом товарищеском матче. Ты можешь требовать от игроков всего, но сам должен подавать пример. Однажды за один миллион марок мы провели матч в Токио. Все путешествие заняло 48 часов. Если ты просто попрощаешься с командой в аэропорту, а затем поприветствуешь по возвращении, то рискуешь нарваться на революцию. Но если ты первый, кто заходит в самолет и последний, кто его покидает, то ты можешь организовывать такие туры. Я убежден в том, что имею право требовать от игроков только то, что делаю сам".
 
Что бы Вы посоветовали тому Ули Хенессу ?
Хенесс: (после долгого обдумывания) "До моей истории с налогами я допустил не так много серьезных ошибок. Я всегда с любовью относился к своей работе, вкладывая в нее все сердце. "Учиться, делая" не самое плохой опыт, так как не для всего найдется учебник. Нужно обладать смелостью принимать решения, полагаться на интуицию. Нужно быть готовым признавать ошибки. Без вопросов, я допускал ошибки. Но я думаю, что я не допускал одну и ту же ошибку два раза. Это касается и моих отношений с футболистами. Каждый имеет право на ошибку, но, пожалуйста, не два раза одну и ту же. Особенно сознательно".
 
 
 
 
Смог бы президент Хенесс сработаться с менеджером Хенессом?
Хенесс: "Я бы совершенно точно позволил молодому менеджеру работать. Говорят, что Хенесс предпочитает все держать под личным контролем. Но я классический пример человека, дающий шанс следующему поколению. Когда я передал свой колбасный завод сыну, то мы каждый день созванивались по 20 раз. Сегодня он сам управляет им. Многие предприятия разрушаются из-за того, что старые кадры не готовы отдать контроль более молодым и считают, что все знают лучше. Я не такой. Я включаюсь только тогда, когда вижу, что что-то идет не так. Но если все идет хорошо, то я не вмешиваюсь. Через два, три года, может и раньше, Хасан Салихамиджич скажет: "Ули Хенесс все отлично урегулировал".
 
Что значит для Вас выражение "Дело всей жизни"? Каким Вы должны запомниться людям с учетом Вашей работы в "Баварии"?
Хенесс: "Для меня это слишком сильное выражение. После театра, устроенного на годовом собрании, писалось: теперь дело всей его жизни повреждено. Я не потому так усердно работаю на этот клуб, что это дело всей моей жизни. Я не хочу, чтобы мне ставили памятник. Если я когда-нибудь буду смотреть на "Баварию" с того света - надеюсь, что сверху, а не снизу - и буду видеть процветающий клуб, который радует людей и приносит в общество важные ценности, то я буду доволен. Когда-то я сказал: "Это еще не все!". Но не так далек тот день, когда я скажу: "Это все!".
 
Вы сильно задумались после ежегодного собрания?
Хенесс: "Его ход меня сильно задел. Я по-прежнему его перевариваю. Я, конечно, не ломаю себе голову, но такие тенденции меня беспокоят. Во время собрания, скажу честно, я был удивлен. С того самого дня я все обдумываю произошедшее. Этот опыт дал мне дополнительную пищу для размышления относительно моего повторного выдвижения в конце года. Я приму решение самое позднее в конце сезона".
 
У Вас есть на примете кто-либо на пост президента и председателя наблюдательного совета?
Хенесс: "Вы видели, что я говорил о контактах с Оливером Каном. Таким образом я внес предложение относительно своего преемника. Однако нужно понимать, что в итоге администрационный совет вносит предложение о кандидате на ежегодном собрании членов клуба. Знаете, сейчас я по-новому открыл для себя семейную жизнь. Я с большой радостью занимаюсь с внуками. Недавно один мой внук спросил: "Почему у дедушки всегда такое хорошее настроение?" Когда я наблюдаю за ними, то мне хочется улыбаться. Когда возникает проблема, они всегда думают, что это конец света. Возможны все мы, в первую очередь взрослые, не должны относиться ко всему слишком серьезно".
 
 
 
Кто может Вас критиковать не боясь последствий?
Хенесс: "Каждый может меня критиковать пока критика по существу. На годовом собрании она была большей частью необъективна. У меня есть очень хорошие друзья. Не много, но все же несколько есть. И все они меня критикуют. Болтунов и подхалимов у меня в друзьях нет. Я не люблю таких людей. Мне нравятся люди, которые честно высказывают свое мнение. И это мнение может кардинально отличаться от моего. Я дискутирую, я спорю, иногда мы неделями не разговариваем. Но я никогда не держу обиду. Рано или поздно мы снова продолжаем общаться. Друзья делают тебя лучше только тогда, когда они требуют с тебя, бросают вызов, говорят тебе: "То, что ты сегодня сказал, было полной чушью". Хорошие друзья говорят это, когда дела идут не лучшим образом. Возможно, я не всегда с ними сразу соглашаюсь. Но я думаю над их словами".
 
Недавно Вы признали, что осенняя пресс-конференция была ошибкой. Стало ли во времена новых средств массовой информации сложнее признавать ошибки, потому что потом все будет использовано против тебя?
Хенесс: "Времена сильно изменились. Если ты сегодня называешь вещи своими именами, то резкой критики со стороны прессы практически не избежать. Реакция в прессе на те мои высказывания стала важным поворотным пунктом в моей жизни. Впредь я буду более сдержанным. Раньше я был желанным гостем на различных ток-шоу, так как я всегда говорил прямо. Но сегодня это уже нежелательно. После истории с налогами у меня возникла проблема с высказываниями по общественным темам - мне нужно сдерживать себя. В целом я считаю, что очень жаль, что люди стали так восприимчивы к открытому тексту. От этого мир не станет лучше. Тот факт, что я не стал высказываться по решению Йоахима Лева исключить из сборной Томаса Мюллера, Жерома Боатенга и Матса Хуммельса не является совпадением. Если бы я сказал все, что я думаю, то Интернет бы просто взорвался. Я хотел бы избавить не только себя, но и Йоги Лева от этого".
 
Вы скучаете иногда по былым дням?
Хенесс: "Я не отношусь к вечно вчерашним. Моя жизнь наполнена до предела. Жаль, что мои родители не могут увидеть этого. Они всегда беспокоились, что их сын недоедает. Если бы мой отец сегодня увидел наш завод со всей этой новой техникой, его бы сердце радовалось. А может быть он испугался, что компьютер делает сосиски".
 
Во второй части интервью Ули Хенесс расскажет о самом большом вызове в своей карьере, о своих самых сумасшедших трансферах и об оставшихся мечтах.
 
 
Источник: https://fcbayern.com/ru
Просмотров: 127 | Добавил: LoreLey

html-cсылка на публикацию
BB-cсылка на публикацию
Прямая ссылка на публикацию
Социальные закладки:
Добавлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи.
[ Регистрация | Вход ]