Таблицы
#
команда
+/-О
1
Боруссия Д
+31 48
2
БАВАРИЯ
+23 42
3
Боруссия М
+21 39
4
Лейпциг
+17 34
5
Айнтрахт Ф
+13 31
6
Хоффенхайм
+9 28
7
Герта
+1 28
#
Игрок
БЛВсе
1
Lewandowski
12 24
2
Leon Goretzka
5 5
3
Thomas Muller
4 5
4
Franck Ribery
4 5
5
Arjen Robben
3 5
6
Serge Gnabry
4 4
7
James Rodrguez
3 3
ИГРОК МАТЧА
е
Голосование
ЛУЧШИЙ ИГРОК В МАТЧЕ СО ШТУТГАРТОМ
·
Всего ответов: 50
Видео
Загрузка...

Социальные сети


Профиль

Регистрация | Забыл пароль?
Навигация по сайту
Чат

Форум
Фото
Статистика
Футбол на Soccer.ru: Новости футбола России и Европы онлайн, Евро кубки и чемпионаты Live
Счётчик тИЦ PR
Онлайн всего: 5
Гостей: 5
Пользователей: 0

Главная » 2019 » Март » 30 » ИНТЕРВЬЮ С УЛИ ХЕНЕССОМ, ЧАСТЬ ВТОРАЯ. "Мы играли в космический футбол"

20:40
ИНТЕРВЬЮ С УЛИ ХЕНЕССОМ, ЧАСТЬ ВТОРАЯ. "Мы играли в космический футбол"

Пожалуй никто другой не наложил такой отпечаток на "Баварию", как Ули Хенесс, вступивший в далеком 1979-м году на должность менеджера клуба. Во второй части интервью Ули Хенесс рассказал о самом большом вызове в своей карьере, о своих самых сумасшедших трансферах и об оставшихся мечтах.
 
Интервью с Ули Хенессом
 
В футбол ворвалось новое поколение руководителей: Хасан Салихамиджич, Томас Хитцельшпергер, Себастьян Кель, Симон Рольфес, в скором времени Оливер Кан. Как Вы видите эту передачу эстафеты?
Хенесс: "Это интересный процесс, поскольку в этом плане в футболе уже долгое время была брешь. Меня радует, что мы смогли привлечь людей, имеющих влияние на общественное мнение. Помимо Хасана и Оливера также в этом плане стоит упомянуть Лотара Маттеуса, Штефана Эффенберга, Мехмета Шолля, также Диди Хаманна. Все они многому научились в "Баварии", так как здесь мы всегда открыто и честно обмениваемся мнениями, а также развиваем культуру спора. Филипп Лам решил пойти своим путем, Бастиан Швайнштайгер также нашел свое место в мире. Я горжусь тем, что мы воспитываем не только хороших футболистов, но в то же время людей, занимающих прочную позицию в мире".
 
Чувство семьи останется на Зэбенерштрассе или скоро эта эпоха пройдет?
Хенесс: "Я постоянно говорю об этом Хасану. Он обладает высоким уровнем социальной компетенции и постоянно стремится узнавать что-то новое. В Кане я также уверен. Это то, что нельзя выучить ни в одном университете. Это элемент характера личности. Я, к примеру, сейчас переживаю такой период, когда хочу отдавать, делиться знаниями. Мне повезло, что я всегда мог забыть обо всем в окружении семьи. Поэтому для меня важно, чтобы весь наш клуб был как одна большая семья. И по сегодняшний день "Бавария" всегда готова прийти на помощь и оказать поддержку нуждающимся".
 
Будучи менеджером или президентом тяжело быть контактным лицом для футболистов во всех аспектах их жизни? Вы ведь не можете быть друзьями…
Хенесс: "Я не могу вспомнить ни одного футболиста, к которому я бы испытывал неприязнь. С некоторыми меня связывают особые отношения. Когда мы убедили Роланда Вольфарт перейти к нам, его жена неожиданно заплакала, так как она не хотела покидать свою семью, живущую в Дуйсбурге. Такие вещи сплачивают нас. Вольфарты затем часто бывали у нас в гостях. Я всегда был отцом по отношению к игрока. Я много требую, но когда возникают проблемы я первый, кто приходит на помощь. Михаэль Штернкопф однажды позвонил мне в два часа ночи потому что проехал на красный свет и врезался в другую машину. Он спросил: "Что мне делать?" Я сказал: "Вызывай полицию, а я уже еду".
 
Мехмет Шолль какое-то время жил у Вас. Смог бы Франк Рибери у Вас поселиться, если бы возникла необходимость?
Хенесс: "У меня большой дом, в нем могут поместиться много людей. Для Юппа Хайнкеса всегда была свободная комната. Моя квартира в Мюнхене тоже всегда готова в случае необходимости".
 
Шолль, Рибери, Швайнштайгер – Вам нравятся весельчаки?
Хенесс: "У этих парней хорошее чувство юмора. Они могут достучаться до людей. Такому не учат в Гарварде. У тебя это есть или этого нет. В свою очередь, если мне в два часа ночи звонит игрок из-за какой-то проблемы, я не спрашиваю "Что?" или "Почему?", я спрашиваю "Где ты?".
 
Наверное самой большой проблемой был Себастьян Дайслер, когда у него случилась депрессия.
Хенесс: "Да, это была одна из самых сложных ситуаций, в которой я оказывался. Очень хорошо помню: тренировочный сбор в Дубае. Каждый вечер в 22:30 звонит мой мобильный, а на другом конце Себастьян, который говорит: "Господин Хенесс, я больше не могу". Ночами напролет мы сидели в моем номере, один раз он даже ночевал на диване. На следующий день он тренировался как одержимый и я было подумал, что все теперь хорошо, но на следующий день он сказал, что завершает карьеру. Я чувствовал бессилие, был совершенно подавлен. Я всегда хочу помогать и всегда готов приложить все силы, поэтому двойне больно, когда этого не оказывается недостаточно. Я часто думаю о нем и надеюсь, что у него всего хорошо. Он разорвал все контакты с футболом".
 
Вы часто говорите, что увольнение Юппа Хайнкеса в 1991 году было вашей самой большой ошибкой. Что еще Вы бы сделали по-другому?
Хенесс: "Если кто-то говорит, что он никогда не допускал ошибок, то он просто высокомерный человек. Уволив Юппа, я поступил наперекор своей интуиции. Я знал, что это была ошибка, но я не был достаточно силен, чтобы пойти против всей той критики в адрес Юппа. Мы наняли Сёрена Лербю, который и по сей день остается одним из моих лучших друзей. Но тогда, на самом первом его собрании с командой, я понял, что совершил ошибку назначив его. Ты можешь с ним часами говорить о футболе, но на глазах у 20 игроков из него не вытянешь и слова. Это была настоящая драма".
 
40 лет Вы руководите "Баварией" – за это время у Вас накопилось больше друзей или врагов?
Хенесс: "Считаю, что настоящих врагов у меня нет. Раньше было по-другому. Тогда другие меня плохо знали и говорили, что сейчас придет Хенесс с чемоданом денег и заберет у нас наших игроков. А между тем в течение последних десятилетий через благотворительные матчи и акции мы подняли из руин половину чемпионата. Если посмотреть на восток, то там будет целый ряд таких клубов. В сложные времена, к примеру с Вилли Лемке в Бремене или Кристофе Дауме в "Кельне", 40 000 болельщиков на выездных матчах скандировали "Хенесс, ты негодяй". Сегодня в Бремене у меня просят больше автографов и селфи, чем в любом другом городе. В какой-то момент люди начали себя спрашивать: "На самом ли деле он такой негодяй, как мы о нем думали? И для себя они решали: "Нет, он не такой"
 
 
Считается, что Вы очень настойчивый человек, когда речь заходит о трансферах. Расскажите о самых сумасшедших переговорах, которые Вам приходилось вести.
Хенесс: "Было несколько особенно интересных. Первый случай, это когда мы покупали Роке Санта Круса. Тогда Карл-Хайнц Румменигге и я сидели в гостиной президента клуба вместе с еще 25 другими людьми. Он сильно потел и постоянно выходил из комнаты. Наше предложение составляло десять миллионов марок, но он хотел доллары. Мы были уже снаружи и ждали такси, когда он позвал нас обратно в дом. Когда мы в конце концов договорились, в комнате откуда не возьмись появились 30, 40 журналистов с камерами. Была невероятная неразбериха. Другая история связана с Адольфо Валенсия. Переговоры начались в Мадриде, а закончились в Оттобруне. После 24 часов в Мадриде мы должны были непременно приземлиться в Мюнхене. Тогда наши партнеры по переговорам сказали: "Мы летим с вами!" Пять, шесть человек потом три дня сидели у меня дома в Оттобруне прежде чем мы достигли соглашения".
 
И Санта Крус потом некоторое время жил у Вас дома в Оттобруне.
Хенесс: "Так было всегда: если игроку не удавалось сразу найти квартиру, то я старался разместить его у себя или у моих друзей. Я хотел, чтобы игроки чувствовали себя комфортно. Роке был молодым парнем, который совершенно один очутился в чужой стране. Тогда мы были не так хорошо организованы как сейчас, когда у нас есть два три человека, владеющие языком и готовые 24 часа в сутки помогать новичкам".
 
Какие неудавшиеся трансферы гложат Вас?
Хенесс: "История с Рудом Гуллитом была просто сумасшедшей. Сначала я полетел в Милан вместе с Францем Беккенбауэром. Когда мы утром в полдесятого пришли в его квартиру, все еще спали, за исключением дворецкого. У него был дворецкий! Он пригласил нас в гостиную, где мы выпили кофе. В итоге мы договорились по трансферу и он прилетел в Мюнхен для обследования у доктора Мюллера-Вольфарта. По-прежнему еще ничего не было ясно. Вечером мы вместе поужинали, он переночевал у меня. И по-прежнему ничего не было ясно. На следующее утро он сказал, что ему нужно вернуться в Милан поговорить со своей женой. А вечером он отказал. Причину я не знаю и по сей день".
 
Переход Рабаха Маджера тоже сорвался.
Хенесс: "Я специально вылетел в Лиссабон, чтобы меня не видели в Порту. Потом я 300 километров ехал на машине по деревням. Я чуть было не задавил петуха, коза почти забежала мне в машину. Мы тайно вели переговоры в доме его друга. Мы договорились, но потом "Порту" потребовал за него 800 000 долларов. В итоге я был даже рад, что мы его не купили. Сейчас мне пришла в голову еще одна веселая история...
 
Пожалуйста, расскажите.
Хенесс: "Когда мы хотели подписать Эмиля Костадинова из Ла-Коруньи, президент клуба Аугусто Лендойро после приземления сказал Карлу-Хайнцу и мне: "Мы встретимся вечером за ужином - в полдвенадцатого!" Это означало, что мы не могли в этот день полететь обратно домой. У нас с собой не было даже зубных щеток! Он в итоге пришел только в половину первого. Мы сидели до трех часов. Никогда не забуду: мы ели мидии, а когда их открываешь они прыскают. Моя рубашка потом выглядела... Поскольку следующий день был воскресеньем, мы даже не смогли купить рубашки. В таком виде мы и сели в самолет".
 
Что касается кадровых решений, какое было самым запоминающимся - Румменигге в "Интер", возвращение Лотара Маттеуса или подписание Пепа Гвардиолы?
Хенесс: "Трансфер Серена Лерби был также важен. Сумма отступных составляла 12 миллионов марок. Тут тоже невероятная история: тренер Паль Чернаи перед подписанием хотел лично еще раз посмотреть его. Так мы полетели на кубковый матч. Но за 90 минут Серен практически ни разу не коснулся мяча. Когда мы ждали его в одном из местных ресторанов, Чернаи неожиданно сказал: "После такой игры мне этот футболист больше не нужен!". Мы все спорили, когда пришел Сёрен. Решение еще не было принято, когда Вилли О. Хоффманн вскочил и сказал: "Господин Лерби, позвольте поприветствовать Вас в "Баварии"! Я чуть было под стол не упал, а Чернаи перекосило. Но это был классный трансфер. Таких было еще много: Оливер Кан, Мануэль Нойер, список можно продолжать бесконечно. Я также очень хорошо помню трансфер Роя Макая. Тогда мы встретили нашего хорошего друга Лендойро: ночью, в полвторого в Мадриде. Но в этот раз мы были лучше подготовлены, для ночевки у нас уже все было с собой".
 
Самый лучший период за эти 40 лет?
Хенесс: "Когда все гармонично, то много усилий не требуется. Как бы невероятно это не звучало, но одним из лучших периодов были полгода после подписания Пепа Гвардиолы, когда Юпп хотел доказать нам, что мы идиоты. Тогда долгое время он держал со мной дистанцию. Но я наслаждался тем, как он гнал команду вперед в этот период. Было приятно наблюдать как игроки шли за ним - благодаря его человеческому отношению с ними. Тогда мы показывали космический футбол. Было просто здорово. И в человеческом плане и в спортивном. Сказочно".
 
Насколько Вы гордитесь баскетбольным проектом, который Вы поставили на ноги?
Хенесс: "Баскетбол стал событием в Мюнхене. Все, кто знают меня, подтвердят: если я берусь за что-то, то отдаю этому делу все силы. Я заметил, что баскетбол идет нам на пользу. Мы смогли привлечь внимание многих молодых людей. Интерес становится все выше. Мы сплотили силы с Дитером Матешитцом и вложили 100 миллионов евро в новую арену. Когда эта арена будет возведена, то будет ощущение, что она всегда была частью олимпийского комплекса. И таким образом мы снова получаем ситуацию, в которой выигрывают все: хоккейные болельщики, баскетбольные болельщики и руководство города, выступающее за массовый спорт. Через два года, когда проект будет завершен, на этой арене будет царить особая атмосфера".
 
О чем Вы лично еще мечтаете, если не брать "Баварию". Увидеть Великую Китайскую стену, Тадж-Махал?
Хенесс: "Так как у нас есть собака, нам, к сожалению, сложно уезжать надолго. Наша собака - член семьи. Если пойдет все так, как я планирую и представляю и в течение следующих месяцев мы как на поле, так и за его пределами достигнем хороших результатов, тогда я смогу подумать о своем будущем. Что бы не произошло, я всегда буду оставаться болельщиком "Баварии" номер один. Мое место на стадионе, смею Вас уверить, редко будет пустовать".
 
Источник: https://fcbayern.com/ru
Просмотров: 136 | Добавил: LoreLey

html-cсылка на публикацию
BB-cсылка на публикацию
Прямая ссылка на публикацию
Социальные закладки:
Добавлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи.
[ Регистрация | Вход ]